Меню
Кейсы 15 августа

Мила Клименко, 26 лет, визажист: 3 года и 10 млн рублей в месяц

Город: Москва

Ниша: beauty-индустрия

Сайт: nikkmole.com

Instagram: @mila_klimenko

Результат: более 10 млн рублей

Программа: МЗС

Показатели До БМ После МЗС
Личный доход, ₽/мес 3 млн 10+ млн
Кол-во подписчиков в Инстаграме 35 тыс. 1,1 млн

Посмотри видео с кейсом Милы.



У неё есть салон красоты, магазин, производство косметики и инструментов. Макияж в её исполнении стоит 100 000 ₽. В её школе ежегодно обучаются несколько тысяч человек, а её агентство легко может за день подобрать 50 визажистов для крупного мероприятия.

Можете ли вы поверить, что всего 3 года назад эта решительная девушка приехала в Москву без денег, совершенно никого не зная?

Свою историю рассказывает Мила Клименко

«Визажист? Нет такой профессии!»

В школе никто не говорил мне, что можно зарабатывать и делать то, что тебе нравится. Наоборот: нам твердили, что у человека должна быть понятная профессия — «Ты должна работать!»

Я из семьи банковского работника, меня растили мама и бабушка. Дома считали, что мне следует пойти по стопам мамы. Мы жили очень скромно: не всегда даже хватало на еду и одно время дома даже не было мебели.

Я родилась и всю сознательную жизнь прожила в Луганске. В детстве мечтала стать преподавателем, заниматься танцами, очень любила рисовать. Позже — открыла в себе любовь к искусству макияжа. Я закончила первые курсы макияжа в 15–16 лет и много работала бесплатно. В принципе, в то время никто не думал, что есть такая профессия — визажист — и что она может быть прибыльной. Было время, когда денег не хватало на проезд и на оплату учёбы.

Несмотря на «советы», я продолжала заниматься тем, что мне нравится, и верила — однажды я смогу зарабатывать достаточно, чтобы заниматься только тем, что люблю. Так в итоге и получилось.

Мне повезло с мамой — она пошла учиться бизнесу, и я вместе с ней. В 2007 году мама взяла меня на курсы по макияжу и там всё завертелось. Я поняла, что могу: я всегда рисовала, а теперь могу рисовать ещё и на лицах.

Макияж — самая сложно продаваемая услуга в сфере красоты. Потому что это единственная услуга, с которой нельзя переспать. На самом деле женщине не нужен макияж — ей нужна эмоция.

В 18 лет я уже могла обеспечить себя сама.

Я принимала клиенток в своей квартире, где у меня был ободранный линолеум и шкаф с болтающейся дверцей. Даже стула не было! Я стала известным в своём городе визажистом и даже выступала на телевидении, но денег едва хватало на жизнь.

В какой-то момент я начала преподавать у себя дома, меня об этом часто просили. Желающих было настолько много, что однажды в мою квартиру во время мероприятия набилось больше 50 человек. Я смотрела, как комнаты трещат по швам, обнаруживала людей чуть ли не в холодильнике и думала: «Мне нужно помещение».

Денег на открытие своего бизнеса мне не хватало. Тогда я обратилась к своему молодому человеку. Он взял в долг у знакомого сумасшедшую на тот момент сумму — $ 4000. Мы нашли помещение, открыли школу макияжа и салон красоты. И люди к нам пошли. Мы делали макияж, который стоил $ 100 в городе, где $ 100 — приличная зарплата.

Заёмные деньги мы отдали сразу. И я была первым человеком в своём городе, который поехал стажироваться в Париж. Мы сразу начали окупаться и сразу начали зарабатывать. Потом открыли первый магазин профессиональной косметики в городе. В 2014 году пришлось непредсказуемо уехать. Я хотела уехать давно, но тут обстоятельства подтолкнули.

У меня была сумка с вещами на неделю, и с ними я уехала в Киев, а потом и в Москву.

Красивые картинки из однушки в Щербинке

Бизнес, который я делаю сейчас, вырос за три года. Три года назад я переехала в Москву, сняла однокомнатную квартиру в Щербинке за 15 000 ₽ (40 минут добираться до метро). Никого здесь не знала. Написала в соцсетях пост: «Кстати, я в Москве». Первыми на него откликнулись знакомые из Луганска, которые тоже сюда переехали.

В самом начале я использовала ту однушку в качестве студии. Более того — когда мои сотрудники стали тоже перебираться в Москву и искать жильё, нам приходилось помогать им. В какой-то момент на сорока метрах жили семеро! Вы можете представить, какая обстановка там была.

В любом деле важны знакомства.

Мы предлагали звёздам поучаствовать в фотосессии — просто писали им в Инстаграме и предлагали лишь оплатить студию за участие в съёмках. Просто не знали, что так не принято. Мне было 23, моему другу, фотографу, — 19. Мы были безбашенными. Что удивительно, посылали нас далеко не все.

Одной из первых, кто стал с нами сотрудничать, была Алёна Водонаева. Она прониклась качеством нашей работы и сделала о нас пост в своём Инстаграме. На тот момент у неё было порядка 300 000 подписчиков, и нам казалось, что это баснословное количество! После знакомства с Алёной я узнала, что на Инстаграме можно зарабатывать. Для меня стало открытием, что люди покупают посты у популярных блогеров, чтобы рассказать о своём продукте. И я подумала: «О, как интересно! А как это работает?»

Мила с Алёной Водонаевой

Алёна дала мне несколько важных советов. От неё я узнала, что писать нужно не о себе (это будет интересно, но ограниченному числу подписчиков), а о том, что вообще может быть полезно людям. А ещё — нужно делать красивые качественные картинки, чтобы на них было приятно и интересно смотреть.

Хаос и структура

Первый год — это титанический труд в Инстаграме, который принёс мне 35 000 подписчиков. Я создавала как можно больше наглядного обучающего контента, полезного для подписчиков. Я открыла свою маленькую студию на окраине Москвы, потом чуть ближе к центру и побольше, и уже с 35 000 подписчиков я смогла открыть студию на Арбате. Никакой рекламы кроме Инстаграма у меня на тот момент не было.

Бизнес рос очень хаотично. Что-то появлялось — и в какой-то момент я просто не понимала: «Боже мой, а это откуда здесь?!» Не было системы. Вообще, система в бизнесе — это не про меня. Это было моей основной болью.

На МЗС я пришла за новым кругом общения и за построением системы. Хотелось познакомиться с людьми, которые зарабатывают больше меня. Я заметила, что когда сама начала зарабатывать значительно больше прежнего, стала попадать в зону комфорта. Появилась лень, а вместе с ней и мысль: «Ну, зачем тебе вставать в пять утра?»

Но этого допускать нельзя: я совершенно не собираюсь опускаться по деньгам в ближайшее время. Наоборот — у меня есть цель стать долларовым миллионером к тридцати.

Миллион долларов в месяц меня вполне устроит.

Многие ребята на МЗС удивили систематическим, технологичным бизнесом. Я тогда точно поняла для себя, что если я немедленно не внедрю такие механизмы, бизнес работать не сможет. Например, лидов у нас всегда было больше, чем мы могли обработать. Были заявки, и больше всего страдал магазин. Люди иногда по полгода ждали, чтобы что-то купить. Я понимаю, что это нонсенс — оптовый покупатель полгода ждёт, чтобы забрать партию интересующего его товара, потому что у нас нет менеджера.

Самым большим откровением и инсайтом стал запуск отдела продаж. Мы наняли дополнительных продавцов, обработали опт (Европа и Америка), поехали на международные выставки, и были шокированы тем, что нас там знали и очень ждали, а мы туда просто не ехали. Поехали в Италию — в общем, вышли за границы России. Просто стали работать!

Появились новые рекламные контракты. Я в жюри реалити-шоу «Битва визажистов», спонсор — компания L’Oreal. По сути для этого мне нужно было лишь усилить продажи и рекламу.

Мила на полуфинале шоу «Мейкаперы»

У меня была проблема: когда сотрудники начинали хорошо зарабатывать, некоторые из них расслаблялись и успокаивались, и больше не хотели делать максимум для клиента. Я не могла заставить их делать что-то сверх их обязанностей, это было сложно.

Сегодня мы внедряем новые системы мотивации для сотрудников. Ещё не знаем, насколько это всё сработает. Теперь мы полностью прописываем инструкции, систематизируем всё и полностью убираем человеческий фактор. Это нужно, чтобы нам больше не приходилось тратить время на обучение. Теперь администратор, менеджер или визажист просто читают инструкцию — и после этого уже должны всё уметь. Если не умеют, берём следующих.

Всегда можно делать больше

Даже сегодня многие мастера считают, что клиент не должен ничего хотеть, а мастер делает то, что считает нужным. Мы полагаем, что должно быть наоборот. Клиентоориентированность — наша новая философия красоты. Мы уделяем этому огромное внимание. Среди наших клиентов сегодня: Алёна Водонаева, Сати Казанова, Ксения Бородина, Айза Долматова, Виктория Боня, группа MBAND, Рита Дакота, группа Фабрика, Белла Потёмкина, группа Чили — Ира Забияка, Лера Кондра, Диана Мелиссон, Эльвира Т, Наталья Осман, Анна Грачевская, Маша Миногарова, Денис Клявер, Маша Цигаль, Катя Гордон, Мария Скобелева, Мира.

Мила c Настей Ивлиевой

Со Светланой Ходченковой

С Ольгой Бузовой

Мои мастера проходят жёсткий отбор — из 1000 мастеров в команде остаётся только один.

Мне важно быть в окружении фанатов нашего дела. Каждый день я занимаюсь тем, что люблю. Это один из самых важных аспектов успеха.

Мне кажется, я делаю очень мало, всегда можно делать больше — вот первый инсайт, который у меня был на МЗС. Раньше у меня в голове был миф о том, что можно всё вообще делегировать и бизнес может работать сам. На занятиях у Шешукова, когда он прописал те штуки, которые должен делать собственник, я поняла, что делегировать можно какую-то часть, но не всё.

До МЗС у меня не было системы, а была куча мелких задач, которые отнимали моё время. Мне приходилось делать что-то за сотрудников. Раньше я не могла сказать сотрудникам «нет», и это отнимало у моего бизнеса ресурсы. Теперь — могу.

Окружение тоже поменялось. Люди из моей десятки стали близкими. Мы до сих пор встречаемся, обсуждаем планы и поездки, до сих пор выполняем задания. Это стоит дороже всех денег!

Не думаю, что есть люди, которым не подходят курсы Бизнес Молодости. Любой человек, включённый и открытый к знаниям, получит многое от этого курса. И наоборот. Если сейчас ты не учишься и не внедряешь новое, скоро ты станешь никому не нужен.

Если ты только планируешь открыть свой бизнес, тебе нужен ЦЕХ. Когда он у тебя уже движется, ты трансформируешь бизнес — тебе нужен МЗС. Этот курс полезен каждому, у кого потухли глаза, — он очень зажигает. А ещё он очень нужен тем, кому предстоит систематизировать бизнес, например, таким как я. Практика показала: если отстроить в своём бизнесе систему, работать он будет на порядок лучше.

Я продаю девушкам уверенность в себе

На сегодняшний день самый большой доход — мой персональный бренд, это 30%. Крупные компании заключают со мной контракты на рекламу. Это скрытая реклама, когда я рекомендую какой-то продукт, пользуюсь им. Я против рекламы как таковой, у меня в Инстаграме вы не увидите поста типа «я купила джинсы» или «вот этой зубной пастой я пользуюсь, покупайте её». Я должна протестировать продукт, поверить в него — и только тогда я смогу его рекламировать. Второе по доходности направление — мастер-классы. Это 40% дохода. Остальное — это салон красоты, производство косметики и инструментов.

Мне кажется, секрет успеха — в постоянном саморазвитии. Свои первые курсы макияжа я окончила в 2007, свой первый конкурс я выиграла в 2010 году. И с тех пор не останавливалась: училась у лучших, наращивала компетенции, бесконечно практиковалась.

Сегодня всё, чему я обучаю (макияж для себя, макияж профессиональный и пр.) — это небольшая революция в нашей нише. Например, мы выпускаем продукты (пасту для бровей), аналогов которых раньше не было в мире.

Я продаю не просто косметику — я продаю девушкам уверенность в себе.

Чтобы научиться системному управлению бизнесом, записывайтесь на бесплатный вебинар Михаила Дашкиева «Сила и точность»

Похожие кейсы